Статьи и новости медцентра Элиса — Онкомаркеры

Серологические опухолевые маркеры в вопросах и ответах

Серологические опухолевые маркеры в вопросах и ответах

проф. Сергеева Н.С., к.б.н. Маршутина Н.В.

В последнее время врачи все чаще проводят исследование в крови пациентов уровня «опухолевых маркеров». Далеко не все знают, что это за анализ. Сегодня мы хотим подробнее поговорить об этом важном исследовании.
Первые попытки найти вещества — маркеры (от англ. mark–знак, метка), позволяющие диагностировать злокачественные опухоли, предпринимались еще древними врачевателями. До наших дней дошли документальные свидетельства того, как еще 2000 лет назад египтяне стремились найти маркеры для дифференциальной диагностики рака молочной железы и мастита.
Первый опухолевый маркер был описан в 1846 г. врачом Бенс-Джонсом, обнаружившим избыток особого белка в моче больной множественной миеломой. Но только в ХХ веке развитие биохимии позволило идентифицировать этот белок, который впоследствии получил название белка Бенс-Джонса.

Что такое серологические опухолевые маркеры?

Опухолевые маркеры (или «опухолеассоциированные маркеры») — это вещества, которые синтезируются опухолевыми клетками в существенно больших количествах, чем нормальными клетками. То есть опухолевые маркеры – это вещества, концентрация которых повышается в крови онкологического больного. Уровень опухолевых маркеров в крови онкологических больных часто бывает значительно выше, чем у здоровых лиц.

Какую информацию дают анализы опухолевых маркеров?

Возрастание в крови уровней опухолевых маркеров часто указывает на развитие опухолевого процесса, дает дополнительную информацию о степени его распространенности (стадии болезни) и, что особенно важно, об ответе на лечение, т.е. эффективности проведенной терапии. После окончания первичного лечения периодическое исследование опухолевых маркеров часто дает возможность заподозрить развитие рецидива опухолевого процесса раньше традиционно используемых в онкологии методов диагностики.

Для больных с какими злокачественными новообразованиями исследуют опухолевые маркеры?

Известны опухолевые маркеры рака яичников, тела и шейки матки, молочной железы, предстательной железы, органов желудочно-кишечного тракта, легкого других злокачественных новообразований.

Наиболее часто используемые серологические опухолевые маркёры

Локализация опухоли

Серологические опухолевые маркеры

Рак молочной железы

СА 15-3, РЭА, СА 19-9, НЕ4, СА 72-4 (гормоны: пролактин, эстардиол)

СА 125, НЕ4, СА 72-4, СА 19-9

Рак шейки матки

СА 125, НЕ4, СА 19-9, РЭА

СА 72-4, РЭА, СА 19-9

Рак поджелудочной железы

Рак мочевого пузыря

Tu M2-PK, SCC, СА 125, НЕ4

Рак предстательной железы

ПСАобщ, ПСАсвоб/ ПСАобщ., [-2] проПСА, индекс здоровья простаты (ИЗП), НЕ4

Cyfra 21-1, SCC, РЭА

Cyfra 21-1, SCC, РЭА

Рак щитовидной железы:

Тиреоглобулин (ТГ), антитела к ТГ, ТТГ

Метастазы в костях

Хромогранин А, 5-ГИУК, гастрин 17

Если у человека повышен тот или иной опухолевый маркер, означает ли это диагноз «рак»?

Высокие уровни одних маркеров подтверждают подозрения, других- служат основанием для дополнительного обследования, так как концентрации маркеров могут повышаться и при доброкачественных опухолях и воспалительных заболеваниях. Поэтому, если у человека содержание опухолевого маркера превышает норму, следует провести дообследование для установления причины этого и прежде всего исключить наличие злокачественной опухоли. Кроме того, рекомендуется повторить анализ через 1-1,5 месяца. В целом же интерпретацией анализов опухолевых маркеров как и результатов других диагностических методов, занимается врач, имеющий специальную подготовку.

Таким образом, повышение маркера — это не всегда злокачественный процесс, но всегда патологический процесс, который требует дообследования.

Всегда ли повышен опухолевый маркер при наличии злокачественной опухоли?

В ряде случаев у больных со злокачественными заболеваниями уровень маркеров может оставаться в пределах нормы. Это означает, что у отдельных пациентов опухолевые клетки не выделяют в кровь данный маркер, что еще раз подтверждает необходимость использования опухолевых маркеров в комплексе с другими диагностическими методами. Маркеры могут оставаться в пределах нормы и при начальных стадиях опухолевого процесса, так как объем опухоли в этих случаях мал. В то же время для опухолей каждого типа подобрано несколько опухолевых маркеров. Поэтому для многих пациентов с установленным диагнозом злокачественной опухоли удается найти маркер, уровень которого повышен до начала лечения, и использовать этот маркер для мониторинга течения болезни.

Что дает регулярное определение содержания опухолевых маркеров у онкологических больных в процессе лечения и впоследствии при наблюдении за больными?

Оценка содержания опухолевых маркеров в крови дает возможность лечащему врачу получить дополнительную информацию, позволяющую, во-первых, оценить эффективность проведенного лечения и назначить, при необходимости, иную схему терапии. Во-вторых, уровни опухолевых маркеров учитывают и при решении вопроса о прекращении или продолжении химиотерапии больных. Особо следует отметить, что при наблюдении за больными после окончания лечения опухолевые маркеры часто позволяют уловить начало возобновления болезни до ее проявления и раньше других методов диагностики.

Какие опухолевые маркеры и для каких больных наиболее широко используются сегодня?

В настоящее время одним из наиболее успешно используемых в онкологической клинике опухолевых маркеров является простат специфический антиген (ПСА) В США, например, выполняется программа обязательного ежегодного исследования ПСА у всех мужчин старше 45 лет, направленная на выявление начальных форм рака предстательной железы. В нашей стране многие врачи – урологи также назначают пациентам анализ на ПСА. Результаты анализа позволяют выделить группу мужчин для дообследования и, таким образом, выявить рак предстательной железы в ранней стадии, когда терапия приводит к полному излечению. ПСА, кроме того, успешно используется для контроля эффективности лечения как у больных раком, так и пациентов, страдающих аденомой предстательной железы. С помощью ПСА выявляют также начало возобновления заболевания, поэтому уровень этого маркера следует периодически определять у пациентов после проведенного лечения.

Поскольку ПСА может быть повышен не только при раке предстательной железы, но и при доброкачественных процессах в простате (аденома, простатит), существуют методы оценки разных фракций ПСА, что позволяет проводить дифференциальную диагностику для этих заболеваний.

Недавние зарубежные исследования показали, что при развитии рака яичников уровень СА 125 начинает расти за 2-3 года клинического проявления болезни. Поэтому сегодня СА125 остается одним из наиболее вероятных претендентов на роль маркера скринингового типа — для активного выявления рака яичников. Уровень СА 125 целесообразно измерять у женщин после 50 лет, так именно на этот период жизни приходится пик заболеваемости раком яичников.

До 80% больных раком яичников имеют повышенный уровень СА125, который значительно снижается в процессе лечения. Это позволяет использовать данный маркер для оценки эффективности лечения рака яичников. При возобновлении опухолевого процесса концентрация СА 125 в крови начинают возрастать за 2-6 мес. до его клинического проявления. На этом свойстве белка СА125 основан метод динамического наблюдения больных раком яичников с целью раннего выявления рецидивов опухоли.

Читайте также:  Как быстро потерять голос в домашних условиях

В то же время необходимо знать, что уровни СА125 могут несколько повышаться при доброкачественных опухолях яичников, воспалительных заболеваниях и эндометриозе (в меньшем проценте случаев и меньшей концентрации, чем при раке яичников), что позволяет использовать данный опухолевый маркер для мониторинга пациенток с этими заболеваниями.

В последнее десятилетие в арсенале онкогинекологов появился новый опухолевый маркер рака яичников – НЕ4 (human epididymis protein 4). Повышенные уровни белка НЕ4 обнаруживаются у 88,0% больных раком яичника. При этом НЕ4 значительно реже, чем СА125, повышен у пациенток с доброкачественными гинекологическими заболеваниями и практически не повышается при эндометриозе.

Комбинация НЕ4 с СА 125 позволяет улучшить чувствительность метода дифференциальной диагностики злокачественного и доброкачественного процесса в яичниках и, по мнению ряда авторов, является более точным предиктором злокачественного процесса при наличии у женщины образований в малом тазу. Это крайне важно для выработки адекватной тактики лечения таких пациенток на этапе диагностики.

Анализ данных по сочетанному использованию двух ОМ (СА 125 и НЕ4) в дифференциальной диагностике РЯ с использованием логистической регрессии позволил разработать алгоритм ROMA (risk of ovarian malignancy algorithm). ROMА учитывает концентрации онкомаркеров НЕ4 и СА 125, а также менопаузальный статус пациентки и позволяет рассчитать вероятность рака яичников, разделяя женщин с образованиями в малом тазу на группы с высоким и низким риском данного заболевания. Было показано, что значения ROMA ≥ 27,7% и ≥ 13,1% для женщины в постменопаузе и пременопаузе, соответственно, ассоциированы с высоким риском обнаружения раком яичников.

При колоректальном раке рекомендуется определять маркеры: РЭА, СА 19-9. Показано, что уровень РЭА на старте лечения коррелирует со стадией процесса, с продолжительностью безрецидивного после первичного лчения периода, а также с прогнозом течения опухолевого процесса.

Особенно высокий уровень обнаруживается у пациентов с метастазами в кости, печень, легкие и другие органы. Падение уровня РЭА после лечения является показателем его эффективности, вторичный подъем данного маркера свидетельствует о развитии рецидива и метастазов.

СА 19-9 — маркер, который следует определять одновременно с РЭА у больных со злокачественными новообразованиями кишечника прежде всего на старте лечения, что особенно ценно для пациентов с РЭА-негативными опухолями.

Следует иметь в виду, что РЭА — белок острой фазы, поэтому уровень его может подниматься и у больных с разнообразными острыми и хроническими воспалительными заболеваниями.

Маркером для мониторинга больных фолликулярным и папиллярным раком щитовидной железы является ТГ (тиреоглобулин). ТГ – гликопротеид коллоида щитовидной железы, предшественник тиреоидных гормонов.

Содержание ТГ в крови может повышаться не только при раке щитовидной железы, но и при тиреотоксикозе, токсической аденоме и тиреоидите. Поэтому по концентрации ТГ нельзя дифференцировать заболевания щитовидной железы. Определение уровня ТГ в крови показано, прежде всего, больным до и после удаления щитовидной железы по поводу рака в качестве контроля радикальности проведенной операции. Выявление ТГ в крови у больных без щитовидной железы свидетельствует о наличии в организме ткани щитовидной железы; при прогрессировании заболевания уровень этого белка возрастает.

Необходимо отметить, что определение ТГ следует проводить не ранее чем через 3 нед после пункционной биопсии щитовидной железы и через 3 мес после удаления органа по поводу рака щитовидной железы.

Кальцитонин — это маркер медулярного РЩЖ.

Таким образом, широко используемые в настоящее время тесты на опухолевые маркеры представляют собой информативные, простые в исполнении, доступные по цене, нетравматичные методы активного выявления злокачественных новообразований и наблюдения за онкологическими больными, позволяющие осуществлять оценку эффективности лечения и доклиническое выявление рецидива заболевания. Кроме того, исследовать опухолевые маркеры весьма полезно у лиц с повышенным онкологическим риском (наличие родственников, больных раком; работники вредных производств и др.) для раннего выявления онкологических заболеваний.

Когда не рекомендуется проводить исследования опухолевых маркеров?

Не рекомендуется исследовать маркеры при острых и обострении хронических заболеваний, а также после инвазивных диагностических процедур. В этих случаях можно получить ложноположительные результаты.

Может ли человек без назначения врача сдать анализ крови для определения конкретного опухолевого маркера?

Да. Это можно сделать и в нашем институте. Но еще раз хотим подчеркнуть, что грамотно назначить анализ и интерпретировать его результаты может только врач. Поэтому лучше до сдачи крови посоветоваться с врачом для решения вопроса о выборе опухолевых маркеров, наиболее информативных для конкретного пациента. В то же время мы не исключаем возможности, в частности, для мужчин, проявлять инициативу и самостоятельно сдавать анализ ПСА, а для женщин СА125.

Материалы конгрессов и конференций

Значение опухолевых маркеров в клинике герминогенных опухолей яичка.

З.Г.Кадагидзе, В.М.Шелепова, А.В.Соколов
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва

Общеизвестно, что за последние 15 лет достигнуты большие успехи в лечении трофобластических неоплазм и герминогенных опухолей. В онкологических центрах, специализирующихся на лечении этих заболеваний, частота излеченности больных превышает 90%. Главными причинами наблюдаемого значительного прогресса являются, наряду с внедрением новых лекарств — цисплатина, VP16-213 и др., — также и рациональное использование опухолевых маркёров.

Наиболее информативными при герминогенных опухолях считаются a -фетопротеин (АФП) и хорионический гонадотропин человека, b -субъединица ( b -ХГЧ).

АФП представляет собой гликопротеин с молекулярной массой 70 кД. Он является физиологическим продуктом желточного мешка, печени и желудочно-кишечного тракта плода. Повышенный уровень сывороточного АФП у пациентов с герминогенными опухолями яичка был впервые обнаружен Абелевым в 1997 г. В герминогенных опухолях АФП продуцируется элементами эндодермального синуса (желточного мешка). У детей старше года, как и у взрослых, сывороточный АФП имеет верхнюю границу нормы 15 нг/мл (

10kE/л). Его концентрация может быть повышенной при доброкачественных заболеваниях печени и некоторых злокачественных новообразованиях. Наиболее часто повышенные уровни наблюдаются при герминогенных опухолях и гепатоклеточной карциноме, но иногда также — при раке желудка, кишечника, желчного пузыря, поджелудочной железы и лёгких (приблизительно у 20% пациентов). Полупериод жизни сывороточного АФП после орхэктомии составляет 4-5 дней.

ХГЧ относится к гликопротеиновым гормонам, м.м. 46 kД. Он состоит из двух нековалентно связанных субъединиц — a и b , из которых последняя определяет его уникальные иммунологические свойства. Физиологически ХГЧ продуцируется в синцитиотрофобластах плаценты. В герминомах он образуется трофобластическими структурами или синцитиотрофобластическими гигантскими клетками. Концентрация сывороточного ХГЧ находится в прямой зависимости от массы опухоли и может достигать нескольких миллионов E/л при распространённом заболевании. Подсчитано, что концентрация 1 Е/л соответствует приблизительно 10000 опухолевых клеток. Некоторые нетрофобластические опухоли также синтезируют ХГЧ. Очень высокие концентрации сывороточного ХГЧ наблюдаются при пузырных заносах («молярная» беременность) и хорионкарциномах (97%). Уровни сывороточного ХГЧ могут быть повышенными при аденокарциномах поджелудочной железы и островково-клеточных опухолях, опухолях толстой и тонкой кишки, печени, желудка, лёгких, яичника, молочной железы и почек. При использовании ХГЧ в качестве опухолевого маркёра весьма желательно определение его свободной b -субъединицы ( b -ХГЧ), поскольку большинство герминогенных опухолей способны продуцировать лишь b -ХГЧ. Область нормальных значений сывороточного ХГЧ для мужчин и женщин в пре-менопаузе — приблизительно 5 Е/л, для женщин в постменопаузе — до 10 Е/л. Полупериод жизни интактного сывороточного ХГЧ составляет 16-24 ч.

Читайте также:  Глазные капли инструкции, цены, описания

В клинической практике эти маркёры используются для диагностики, мониторинга и прогноза герминогенных опухолей яичка.

Роль АФП и b -ХГЧ в диагностике.

Скрининг на наличие герминогенных опухолей по биохимическим тестам в общей популяции проводить не рекомендуется. При клиническом подозрении герминогенной опухоли (основанном на данных пальпации и УЗИ яичка) определение опухолевых маркёров может быть иногда полезным в дифференциальной диагностике злокачественной опухоли и эпидидимитов у пациентов с безболезненным опуханием одного из яичек. Использование маркёров в дополнение к рентгенологическому и ультразвуковому исследованию брюшной полости повышает диагностическую чувствительность в отношении как гонадных, так и внегонадных (медиастинальных, забрюшинных, центральной нервной системы) герминогенных опухолей.

Связь маркёров с патологией. Проблема диагностики рака яичка состояла, прежде всего, в дифференциации семиномных и несеминомных герминогенных опухолей. В настоящее время эта проблема в большой мере решена благодаря использованию АФП и b -ХГЧ. (таблица 1).

Таблица 1.
Наличие АФП и b -ХГЧ в сыворотке в зависимости от гистологического строения опухоли.

Гистологическое строение опухоли АФП b -ХГЧ

Семинома чистого типа

Эмбриональный рак чистого типа

Тератомы незрелые

Тератокарциномы + +

Опухоли желточного мешка (из эндодермального синуса) +

Желточный мешок + другие + +/-

Хорионкарциномы +

Хорионкарциномы + другие +/- +

Низкодифференцированный рак +/- +/-

Как можно видеть из представленных данных, все больные с герминогенными опухолями яичка в зависимости от наличия маркёров могут быть разделены на две группы. К первой группе (

20 %) относятся больные, опухоли которых не продуцируют АФП и ХГЧ. Это семиномы (типичные, анапластические и сперматозоидные), зрелые тератомы и так называемые эмбриональные карциномы чистого типа. Если они содержат гигантские клетки синцитиотрофобласта, может выявляться небольшое количество ХГЧ, концентрация которого редко превышает 75 мМЕ/мл в основном у больных с III стадией заболевания. Таким образом, отсутствие маркёров не исключает наличия опухолевого процесса. Ко второй группе (около 80% больных с герминогенными опухолями) относятся «маркёрные» больные. Это пациенты с опухолями желточного мешка, продуцирующими АФП, хорионкарциномами, продуцирующими ХГЧ, и со смешанными опухолями (эмбриональные карциномы или тератокарциномы с наличием других гистологических элементов), продуцирующими обычно АФП и/или ХГЧ. Данные по чувствительности маркёров в соответствии с гистологическим типом опухоли приведены в таблице 2.

Таблица 2
Частота герминогенных опухолей яичка с АФП>10kE/л, b -ХГЧ>5E/л.

Гистологическое строение АФП+ ХГЧ+

Несеминомные опухоли
Низко- и средне-дифференцированная злокачественная тератома 70-72% 55-60%

Зрелая тератома 0% 0%

Желточный мешок 64% 0%

Трофобластическая дифференцировка 0% 100%

Смешанные опухоли 50-80% 50-60%

Все 60-80% 40-60%

Семинома
Семинома 0% 15-20%

Поскольку подходы к лечению семиномных и несеминомных герминогенных опухолей различаются, определение АФП и b -ХГЧ имеет очень важное практическое значение, и часто эти маркёры оказываются более информативными, чем патоморфологическое заключение. Так, по совокупным литературным данным, высокие уровни ХГЧ позволяют распознать трофобластические структуры, нераспознанные в рутинном патогистологическом рапорте, примерно в 10% семином и приблизительно в 30% несеминомных герминогенных опухолей. Практически не вызывает сомнения, что, если у пациентов с семиномой уровень ХГЧ повышен, то в опухоли имеют место быть несеминомные элементы, которые влияют на эффективность лечения и выживаемость.

Использование маркёров для стадирования. При клинической стадии I показано оперативное лечение. Второе определение маркёров проводят через 5-6 дней после операции, чтобы вычислить полупериод жизни соответствующего маркёра. Таким образом, установленная клинически стадия заболевания может быть подтверждена ретроспективно, если концентрация маркёра снижается в соответствии с полупериодом его жизни. До 1997 г. клиническое и патологическое стадирование герминогенных опухолей основывалось только на распространённости заболевания в соответствии с системой ТNM. Следовательно, для стадирования первичной опухоли необходимо было проведение орхэктомии, для классификации N и М — радиографическое исследование грудной клетки, брюшной полости и таза. Определение исходных (до лечения) уровней АФП, ХГЧ и ЛДГ было рекомендовано для клинической практики на основании результатов, полученных в ходе обширного исследования, включавшего 5000 пациентов с герминогенными опухолями и проводившегося под эгидой Международной Группы по изучению герминогенных опухолей — IGCTCG (The International Germ Cell Tumour Collaborative Group). Эти маркёры официально не включены в качестве обязательных в Международную систему по стадированию герминогенных опухолей, но благодаря их определению до и сразу же после орхэктомии, частоту ошибок клинического стадирования удаётся снизить с 50% до менее чем 15%.

Роль маркёров в лечении и наблюдении за больными.

Рациональное использование маркёров находится в соответствии со стадией заболевания.

Стадии 1А и 1В. После проведения паховой орхэктомии более предпочтительным, чем диссекция забрюшинных лимфоузлов, является наблюдение за больным. Наряду с клиническим обследованием и рентгенологическим исследованием органов грудной клетки должно проводиться рутинное определение опухолевых маркёров: ежемесячно в течение первого года после орхэктомии, а затем каждые 6 месяцев во второй и третий годы. Если после орхэктомии уровни АФП и b -ХГЧ остаются повышенными, и полупериод жизни маркёров увеличен, то, несмотря на то, что, по данным компьютерной томографии, остаточная опухоль не обнаруживается, существует высокая вероятность отдалённых метастазов; при этом системная химиотерапия будет предпочтительнее по сравнению с диссекцией забрюшинных лимфоузлов.

Стадия II. После удаления забрюшинных лимфоузлов и либо а) проведения 3-4 циклов химиотерапии, либо б) проведения 2-х циклов адъювантной химиотерапии непосредственно после диссекции — в обоих этих случаях мониторинг больных должен включать, наряду с физикальным и рентгенологическим обследованием, определение опухолевых маркёров: ежемесячно в течение первого года, каждые 3 месяца на протяжении второго года и 1 раз в 6 месяцев на протяжении 3-го года.

Распространённые стадии II и III. Скорость снижения опухолевых маркёров после химиотерапии прогнозирует ответ на лечение. Устойчивое повышение уровня маркёра или удлинение полупериода его жизни в первые 6 недель после специфической химиотерапии указывают на резистентность опухоли и плохой прогноз. Пациенты с остаточной опухолевой массой после проведения химиотерапии могут быть подвергнуты оперативному лечению. Однако, в тех случаях, когда уровни маркёров устойчиво повышаются, пациенты чаще всего оказываются иноперабельными, и вместо операции им показана химиотерапия.

Несеминомные герминогенные опухоли содержат различные типы клеток. Помимо этого, опухоль, которая синтезировала оба маркёра, в ходе лечения может переключиться на продукцию лишь одного из них. Случается, что безмаркёрная до лечения опухоль при рецидиве начинает продуцировать один или оба маркёра в больших количествах. Поэтому необходимо вести мониторинг с использованием обоих маркёров — как АФП, так и b -ХГЧ. Следует также учитывать, что в опухолях со смешанным типом клеток снижение концентрации АФП и b — ХГЧ после резекции отражает соответствующее уменьшение опухолевой массы, в то время как снижение уровней маркёров после химиотерапии отражает лишь поведение маркёр-положительного типа клеток.

После полного удаления опухоли уровни маркёров должны снижаться до нормальных значений в соответствии с их полупериодами жизни: для АФП 1000 кЕ/л, ХГЧ >10000 МЕ/л, опухолевые массы в средостении более 5 см в диаметре и 20 и более метастатических узлов в лёгких. IGCTCG предлагает использовать систему стадирования для метастатических герминогенных опухолей (как семиномных, так и несеминомных), основанную на факторах прогноза. Это позволяет подразделить опухоли на 3 группы — с хорошим, средним и плохим прогнозом — в зависимости от концентрации опухолевых маркёров, как показано в табл.3.

Таблица 3.
Вклад опухолевых маркёров в классификацию прогноза метастатических герминогенных опухолей

Концентрация опухолевых маркёров
Группа прогноза1 АФП (кЕ/л) ХГЧ (Е/л) ЛДГ (х RR)2

Хороший (S1) 10 000 >50 000 >10 x (RR)

1) — S, сывороточный уровень маркёра
2) — концентрация ЛДГ выражена как произведение соответствующего значения на верхний предел референс-границы (RR- Reference Range).

Предлагаемая система учитывает также расположение опухоли (яичко, забрюшинная область, средостение) и наличие или отсутствие внелёгочных висцеральных метастазов. Для этих трёх прогностических групп частота безрецидивного периода и средней выживаемости составляет, соответственно: для S1 — 89% и 92%, для S2 — 75% и 80%, для S3 — 41% и 48%.

При лечебном мониторинге рекомендуется определять полупериод жизни АФП и ХГЧ; нормализация обоих маркёров (АФП за 5 дней, ХГЧ за 1-2 дня) предполагает благоприятный прогноз. У пациентов с полупериодом жизни АФП более 7 дней и/или ХГЧ более 3 дней частота выживаемости значительно ниже. Система прогноза распространённых герминогенных опухолей была значительно улучшена за счёт использования разработанных в Великобритании United Kingdom Medical Research Council — MRC — комбинированных прогностических критериев, включающих анализ полупериода жизни маркёров (табл. 4). На основании этого пациенты также подразделяются на 3 группы риска.

Таблица 4.
Прогностическая классификация для метастазирующих герминогенных опухолей, основанная на прогностических критериях UK MRC и измерении опухолевых маркёров.

Классификация на основе 10-летняя выживаемость

Группа прогноза Прогностические критерии UK MRC Полупериод жизни маркёров
Хороший Good risk Нормальный («good») 96%
Средний Good risk Нормальный полупериод жизни («good») 64%
Poor risk Увеличенный полупериод жизни («bad»)
Плохой Poor risk Увеличенный («bad») 28%

Итак, герминогенные опухоли являются уникальным примером интеграции опухолевых маркёров в диагностику, стадирование и мониторинг терапии. При дифференциальной диагностике чистых семином и опухолей с трофобластическими элементами повышенные уровни ХГЧ более доказательны, чем гистологическое заключение, что имеет значение для выбора терапии. Помимо этого, определение опухолевых маркёров позволяет более аккуратно поставить стадию заболевания. Кинетика маркёров на протяжении первых 6 недель химиотерапии обеспечивает важную прогностическую информацию. У пациентов в ремиссии повышение уровней АФП и ХГЧ может прогнозировать рецидив за несколько месяцев до его клинического диагностирования. Определение маркёров показано при оценке ответа на терапию, а их нормализация является предпосылкой для успешной операции после воздействия химиотерапии.

Copyright © Российское общество клинической онкологии (RUSSCO)
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения администрации портала.

Опухолевые маркеры: опухоли яичка

Наиболее информативны альфа-фетопротеин (АФП, СЕА) и бета-субъединица хорионического гонадотропина ХГЧ.

АФП – физиологический продукт желточного мешка, печени и желудочно-кишечного тракта у плода. Верхняя граница нормы 15 нг/мл. Повышение отмечается при герминогенных опухолях, гепатоцеллюлярном раке, иногда при раке желудка, РТК, поджелудочной железы и легких.

ХГЧ физиологически продуцируется в синцитиотрофобластах плаценты. Концентрация сывороточного ХГЧ в прямой зависимости от массы опухоли и может доходить до нескольких миллионов единиц. Одна Е/л соответствует приблизительно 10 тыс. опухолевых клеток. Уровень сывороточного ХГЧ может повышаться при пузырном заносе и хорионкарциноме, аденокарциноме поджелудочной железы, опухолях печени, желудка, легких, яичника, почек и молочной железы. Нормальное значение ХГЧ для мужчин и женщин в пременопаузе – до 5 Е/л, в постменопаузе – до 10 Е/л.

Все больные с герминогенными опухолями яичка подразделяются на две группы по продукции маркеров: 20% не продуцируют АФП и ХГЧ – это семиномы, эмбриональные карциномы, зрелые тератомы и 80% – продуцирующие маркеры. Опухоли желточного мешка, продуцирующие АФП; хорионкарциномы, продуцирующие ХГЧ и продуцирующие оба маркера смешанные опухоли, эмбриональные карциномы или тератокарциномы.

В связи с различными подходами к лечению семиномных и несеминомных опухолей яичка определение маркеров имеет важное значение.

Copyright © 2007
Информационный ресурс ONCOLOGY.ru и его составные части (фрагменты, проекты, материалы)
предназначен исключительно для медицинских и фармацевтических работников.
При использовании материалов указание источника ONCOLOGY.ru и гиперссылка на http://www.oncology.ru/ обязательны.

Согласен Данный веб-сайт содержит информацию для специалистов в области медицины. В соответствии с действующим законодательством доступ к такой информации может быть предоставлен только медицинским и фармацевтическим работникам. Нажимая «Согласен», вы подтверждаете, что являетесь медицинским или фармацевтическим работником и берете на себя ответственность за последствия, вызванные возможным нарушением указанного ограничения. Информация на данном сайте не должна использоваться пациентами для самостоятельной диагностики и лечения и не может быть заменой очной консультации врача.

Сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies, а также с обработкой ваших персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.

Ссылка на основную публикацию
Стадирование лимфом по Ann Arbor, модификация Cotswold Радиография
Классификация лимфомы Ходжкина по стадиям (Ann Arbor, 1971) Стадия I – поражение одной лимфатической зоны или структуры (I) или локализованное...
С-реактивный белок в диагностике различных заболеваний
Как принимать тетрациклин при хеликобактер К омбинированная трехкомпонентная терапия эффективнее, двухкомпонентной, при инфекции Helicobacter pylori Translated, with permission of the...
Средний отит хронический симптомы, причины, диагностика и лечение среднего отита хронического
Хронический двусторонний средний отит ЗАБОЛЕВАНИЯ (Отоларинголог / ЛОР) Лечением данного заболевания занимается Отоларинголог / ЛОР Что такое отит? Острый средний...
Стандарт «Измерение артериального давления»
Техника измерения артериального давления Практический аспект Этико-деонтологический аспект Цель: получение объективных данных о состоянии пациента Показания: по назначению врача и...
Adblock detector